Архитектурный Петербург
электронный бюллетень

Информационно-аналитический бюллетень

Союза архитекторов Санкт-Петербурга,

Объединения архитектурных мастерских Санкт-Петербурга,

Ассоциация СРО «Гильдия архитекторов и инженеров Петербурга»

Главная / Архив / 2013 / 07 / Архитектура для стрит-арта

Конкурсы

Архитектура для стрит-арта

Константин Бударин,

архитектурный журналист

У некоторых, не чуждых европейским модам,  петербургских чиновников и неравнодушных горожан появилась мысль: почему бы не обустроить одну из наших многочисленных промзон под нужды современного искусства? В Лондоне есть Tate Modern, в Хельсинки есть CABLE FACTORY, даже в Москве – «Вин-завод» и «Красный Октябрь». Чем мы хуже?

Иллюстрация_№1

Впрочем, с реконструкцией промышленного наследия под креативные нужды у нас как-то не задалось. Галерея Rizzordi хотя и заняла часть зданий (Калинкинского) пивоваренного завода «Степан Разин», но наполнения обширным площадям кураторы так и не придумали. Фабрика «Красное знамя» пустует. Шедевр Эриха Мендельсона – силовая подстанция фабрики – в аварийном состоянии. Идеи пополнить этот ряд появляются с завидной регулярностью, но, к сожалению, не подкрепляются даже элементарным здравым смыслом. Например, недавно предлагали устроить креативный кластер в «Крестах». Видимо, чиновники посчитали, что тюремные камеры смогут направить творческую энергию передовых горожан в нужное русло. Самым успешным проектом на ниве реконструкции промышленных зданий который год остается лофт-проект «Этажи».

 В октябре в ряду «промышленных» инициатив прибыло. Часть территории действующего Завода слоистых пластиков было решено приспособить под Музей уличного искусства. В рамках закрытого конкурса, организованного журналом «Проект Балтия», свое видение будущего площадки на шоссе Революции предложили шесть архитектурных мастерских.

 Музей стрит-арта от прочих подобных инициатив отличает несколько нетривиальных обстоятельств. Во-первых, Дмитрий Зайцев (вдохновитель реконструкции) не девелопер и не чиновник, а директор того самого завода, на территории которого и должен появиться новый комплекс. Во-вторых, спорна сама идея поместить уличное искусство в музей: ведь на то оно и уличное, что площадка его действия — городская среда. Художников-анархистов не убедишь работать в рамках музейной институции.

 Впрочем, отсутствие проработанной концепции будущего музея открыло дополнительную свободу для творчества архитекторов. Конкурс предварил создание детальной программы развития территории. Что предоставило Дмитрию Зайцеву возможность выбрать направление осуществления его идеи.

 Архитекторы воспользовались предложенной свободой в полной мере. Каждая команда по-своему определила судьбу существующих объектов и предложила концепцию будущих. Для бюро VROA Architects главным стало сохранение наличествующего индустриального пейзажа: по их проекту новые объемы были аккуратно вмонтированы в существующие здания. Литовцы Processoffice превратили теплотрассу, проходящую через весь заводской комплекс, в прогулочную дорожку, предполагая, таким образом, некую коммуникацию между молодыми художниками и пролетариатом. Эстонцы KOKO arhitektid задумались о будущем. Главный вопрос: что будет с комплексом через три года? Как будет развиваться проект, когда первоначальный wow-эффект растворится, и откуда появится финансирование проекта? В общем, кроме музея в комплексе предполагался еще и спа-центр. Сергей Падалко («Витрувий и сыновья»), с присущим ему избытком таланта, поработал за троих: в его варианте есть и оригинальные новые формы, и экспозиционное пространство, и специальные «придумки» для бывших заводских корпусов.

 На фоне перечисленных проектов предложение победителей финнов JKMM Architects может показаться излишне скромным. Архитекторы не изобретали новых концепций, не анализировали девелоперскую составляющую проекта и не пытались подружить граффитистов и пролетариев. Вместо этого команда JKMM просто грамотно организовала пространство – логично связала новые объекты и существу-ющие здания.

 По проекту финнов необходимо разобрать один из фабричных корпусов и добавить на участок два новых объекта. В результате здания, расставленные в шахматном порядке, чередуются с пустотой условных площадей. Пространство становится оформленным и понятным. Вторая важная черта проекта JKMM – это природа. Архитекторы не просто высаживают деревья или укатывают асфальт газоном, в их проекте кустарники и травы прорастают сквозь асфальт, лезут из щелей и медленно захватывают бывший завод. Природа становится камертоном к фактуре индустриальной руины: то есть является частью архитектуры, а не моды на все зеленое.

 Станет ли проект JKMM основой будущего музея – неизвестно. Вероятно, что нет. Музей стрит-арта рискует пополнить череду благих «фабричных» планов. Но в любом случае в связи с этой идеей в городе уже прошел международный архитектурный конкурс, участники которого предложили шесть разнообразных и интересных проектов, а заказчик получил возможность увидеть потенциал своей территории по-новому.  Возможно, такое начало станет драйвером и Музей стрит-арта сможет перейти из категории благих начинаний в разряд реализованных проектов.

 

©  «Архитектурный Петербург», 2010 - 2018