Архитектурный Петербург
электронный бюллетень

Информационно-аналитический бюллетень

Союза архитекторов Санкт-Петербурга,

Объединения архитектурных мастерских Санкт-Петербурга,

Ассоциация СРО «Гильдия архитекторов и инженеров Петербурга»

Главная / Новости сайта / Три трансформации

Три трансформации

25 октября в отеле «Амбассадор» состоялся семинар «Пространства-трансформеры», организованный журналом «Проект Балтия» при поддержке компании КНАУФ. На заданную тему говорили представители архитектурных бюро JKMM (Хельсинки), «ИНТЕРКОЛУМНИУМ» (Санкт-Петербург) и ABD architects (Москва – Санкт-Петербург).

Открывая семинар, главный редактор журнала «Проект Балтия» Владимир Фролов подчеркнул актуальность темы, в первую очередь, в рамках жилой типологии: проектирование квартир-«трансформеров» становится сегодня повседневной, рутинной работой архитектора. Однако, по словам Владимира, изменяемое пространство не является новостью в архитектурном поле. «Парадигма открытого модернистского пространства, готового к трансформациям», была принята еще в начале XX века (ср. офисное здание компании Larkin Фрэнка Ллойда Райта).

В течение семинара речь шла о трех типологиях пространств-«трансформеров»: офисной, общественно-культурной и жилой.

Первую типологию представил Олег Дмитриев (ABD architects). Он объяснил наличие «серьезного тренда» на трансформируемые офисы увеличением затрат на содержание помещений, следствием чего является потребность в максимально эффективном использовании площади.

В качестве иллюстрации Олег показал офис компании Avito, где главным оптимизирующим приемом выступает «создание различных зон неформального общения и коллаборации», которые могут использоваться как переговорные, конференц-залы и учебные классы. Таким образом, экономятся время (не нужно «гонять» сотрудников на обучение в другую часть города) и место (нерегулярно используемые помещения не «простаивают»).

В офисе Avito применено и нестандартное решение трансформации пространства. В дни корпоративных мероприятий столовую очень легко превратить в конференц-зал, подняв столы под потолок с помощью специальных лебедок.

В целом, по словам Олега, сделать офисное пространство мобильным можно порой очень просто, например с помощью штабелируемой мебели (столов, стульев), а также мобильных перегородок: ширм, акустических панелей (передвижных или стационарных) и даже штор (которые можно использовать для микрозонирования).

Немаловажную роль в создании адаптивных пространств играет и технология фальшпола, куда можно заложить всю разводку электроснабжения и слаботочных систем, чтобы выводить ее к самым нужным местам через «лючки». Иначе говоря, в помещении с фальшполом очень просто переместить розетки после перестановки мебели. Кроме того, такое решение позволяет избавиться от кабелей.

О культурной типологии трансформируемых пространств рассказал партнер финского архитектурного бюро JKMM Теэму Куркела на примере недавно открывшегося музея Amos Rex.

Представляя докладчика, Владимир Фролов обозначил параллель между новым музеем в Хельсинки и парком «Зарядье» в Москве (о котором шла речь на предыдущем семинаре «Архитектура для обучения»). И тот и другой объекты – «пример общественного пространства, привлекающего горожан и туристов своим лендформным объемом, являющегося одновременно и ландшафтом, и зданием. Тема трансформируемости пространства выходит за пределы интерьера. Современная постройка в силах трансформировать сам город, сам характер использования его среды, изменяется и понятие архитектуры как привычного объекта – здания».

По мнению Теэму Куркела, тема трансформации связана с буддистскими воззрениями: «Нам следует принять, что все изменится». Архитектор отметил: Хельсинки находится в состоянии трансформации последние 200 лет, и градостроительная ситуация музея Amos Rex тому подтверждение. Рядом с участком, где возник музей, раньше располагались казармы 1830-х годов, которые были снесены в 1917-м. Последнее оставшееся от них здание долгое время использовалось как автобусная остановка, теперь же там разместилось выставочное пространство с градостроительной тематикой – Laituri. Строительство «У»-образного павильона с другой стороны от музея было приурочено к Олимпиаде. Объект мыслился временным, но так и не был снесен. Площадь между сооружениями долго служила автобусным вокзалом. Архитекторы решили заполнить пространство не зданием, а общественным ландшафтом в центре города. «Раньше здесь не было ничего, а теперь дети играют на выступающих объемах музея».

По словам Теэму, идея организовать выставочное пространство под землей принадлежала директору музея. Архитектор рассказал, что необычные выпуклые формы продиктованы функцией. Выставочное пространство – полностью открытое, его не разделяет ни одна стена; чтобы перекрыть такое большое пространство (две тысячи квадратных метров) без единой колонны, было решено использовать принцип «прижатых друг к другу куполов», как в соборе Святой Софии в Константинополе.

Получается, подземная «функция» выходит наружу скульптурной формой, которую так облюбовали дети. Теэму обратил внимание на то, что под выставочным залом располагается технический этаж: «Когда стремишься к гибкости, лучше всего опустить техническую функцию вниз». Вентиляционной башней, а также высотным акцентом музею служит труба бывшей котельной.

В итоге «город счастлив»: вместо так и не случившегося Музея Гуггенхейма в Хельсинки открылся музей Amos Rex.

Тему адаптивной жилой среды раскрыл Евгений Подгорнов, руководитель бюро «ИНТЕРКОЛУМНИУМ»: «К сожалению, архитектор сегодня делает оболочку, но уже не отвечает ни за то, что внутри, ни даже за то, что снаружи». Жилье – это крайне непредсказуемая типология, и всегда есть шанс, что «люди всё угробят». Евгений показал ряд примеров из собственной практики, где несанкционированные трансформации, инициированные жителями, не только вмешиваются в облик фасада здания, но и угрожают несущему каркасу или тепловому контуру дома. Он продемонстрировал такие проекты бюро, как Esper Club, RiverSide, Fusion, «Мендельсон», «Императорский Яхтъ-Клуб», ЖК на Уральской улице (где 80 процентов квартир – однокомнатные или студии, что показательно в контексте рассматриваемой темы) и т. д. Докладчик посетовал на то, что современное архитектурное проектирование приближается к машиностроительному черчению. Завершая выступление, Евгений рассказал, что в Лондоне продаются квартиры, «упакованные до холодильника». Однако в России подобный опыт не приживется в силу иной ментальности.

Последний спикер, Евгений Павлов, руководитель отдела продукт-менеджмента Северо-Западной сбытовой дирекции ООО «КНАУФ ГИПС», в шутку сравнил общественное представление о квартирах-«трансформерах» с лестницами Хогвартса, постоянно меняющими свое направление. Для планировочных решений в адаптивной среде оптимальным выбором являются каркасно-обшивные конструкции. Евгений перечислил преимущества «сухого строительства», экспертом которого является компания КНАУФ: выигрыш в площади, гибкое планирование, меньшая нагрузка, комфортный климат, звукоизоляция, прочность, уменьшение сроков строительства и защита от влаги. Все системные решения КНАУФ имеют необходимые сертификаты и заключения, а также разработанные узлы, облегчающие труд архитектора.

Источник: http://projectbaltia.com/без-рубрики/16987/

16.11.2018, 92 просмотра.

 

©  «Архитектурный Петербург», 2010 - 2018