Архитектурный Петербург
электронный бюллетень

Информационно-аналитический бюллетень

Союза архитекторов Санкт-Петербурга,

Объединения архитектурных мастерских Санкт-Петербурга,

СРО НП «Гильдия архитекторов и инженеров Петербурга»

Главная / Новости сайта / Что нужно строить в России? Интервью с Андреем Владимировичем Боковым

Что нужно строить в России? Интервью с Андреем Владимировичем Боковым

В конце октября 2016 года в Екатерининском зале Кремля прошла ежегодная церемония вручения правительственных наград и присвоения почетных званий выдающимся деятелям науки и культуры России. Среди награжденных был Андрей Боков, удостоенный почетного звания «Народный архитектор Российской Федерации». Во время торжественной церемонии Андрей Владимирович обратился к Президенту РФ Владимиру Путину и рассказал о проблемах, с которыми сегодня сталкиваются архитектура и градостроительство. При этом акцент был сделан на несовершенстве закона № 44-ФЗ.

Чем не устраивает этот закон представителей российского архитектурного сообщества? С таким вопросом мы обратились к Андрею Бокову.

Архитектура как профессия и пространственное событие живет благодаря заложенным в ней механизмам движения. Едва ли не главным побудителем движения были и остаются творческие конкурсы на лучшее решение и лучшего исполнителя. Конкурс — гарантия высокого качества архитектуры, развития профессии, смены поколений, прихода новых лидеров и новых взглядов.

Архитектурные конкурсы были популярны, известны, признаваемы не только в обществах, условно называемых демократическими, но и там, где к соревновательности и конкуренции идей относились весьма подозрительно. Для советской власти, cоветской архитектуры конкурсы были таким же источником открытий, как и для остального мира.

Именно в итоге таких конкурсов рождается то явление, которое называется российской или советской архитектурой. И никак иначе. Вне этого профессия вырождается, вымирает, а вслед за ней вырождается национальное пространство.

Отсутствие конкурсов провоцирует застой, скуку и повторы. Архитектор не будет интересен, если он не в состоянии предложить нечто отличное, вызывающее ощущение гордости и счастья. Архитектура соткана из эмоций, которых нас лишают, в том числе отказывая в праве на свободное высказывание в форме конкурсного проекта.

Публичный современный конкурс является эффективной формой общественного контроля за состоянием среды.

В Германии в период активного строительства после объединения все проекты, осуществляемые как на казенные средства, так и за частные деньги, отбирались на основании конкурса, итоги которого широко обсуждаются и освещаются. То, что строится, должно приниматься, поддерживаться городским сообществом.

Российские застройщики склонны полагать, что «раз это моя земля, что на ней строить — мое личное дело». Итог — крайняя неупорядоченность окружения, утрата целостности, распад и хаос.

Даже если нечто построено на частной земле, оно все равно видно людям, живущим рядом, проходящим мимо, являющимся жителями этого города и гражданами этой страны. Следовательно, каждый должен делать не только то, что ему нравится, но и то, что соответствует культуре, традициям, неким нормам, требованиям людей, которые живут по соседству.

Закон № 44-ФЗ пригоден для того, чтобы покупать на средства бюджета стандартный продукт по минимальной цене.

Когда же речь идет о получении качественно нового и нестандартного результата, этот закон неприложим. В таких обстоятельствах он просто абсурден. Тем не менее это абсурдное состояние кого-то устраивает.

Какими должны быть конкурсы?

У конкурсов, которые, по мнению ЮНЕСКО и Международного союза архитекторов, можно считать таковыми, очень простые правила. Их три:

открытые конкурсы предпочтительнее закрытых, и к участию в них допускаются или все, включая студентов, или лицензированные архитекторы;

все процедуры, на основании которых проводятся эти конкурсы (задания, выбор членов жюри и т. д.), должны быть прозрачными и ясными, исключающими конфликты интересов, непубличность и т. д.;

конкурсы должны быть честными, и это требование наиболее сложно в исполнении.

Закон № 44-ФЗ практически исключил Россию из числа стран, следующих международным стандартам конкурсной практики. Создание национальных правил и порядков проведения нормальных конкурсов оказалось блокированным. Итогом становится неизбежно суррогатный неполноценный характер любого проводимого в России конкурса. Для застройщиков конкурс — способ получения экспозиции возможных решений без каких-либо обязательств в отношении их авторов. Для чиновников — способ контроля над рынком. С установлением такого контроля игра в конкурсы, как правило, прекращается.

Нужна ли сегодня архитектура?

Тому, кто не сильно любит свою страну, свою землю, кому безразлично их состояние, у кого в принципе другие приоритеты, архитектура не нужна. Архитектор отвечает за состояние нашего окружения, пространственный порядок. Порядок, который простирается от национального ландшафта до каждого квадратного метра. В Европе, где так любят покупать недвижимость наши начальники и разного рода богатые люди, никто не может перекрасить забор, сменить калитку, срубить дерево или изменить форму наличников без участия архитектора и согласований.

На другом полюсе — Палестина, Сектор Газа, где каждый строит, что хочет и как хочет.

Россия — в состоянии выбора между порядком и хаосом, между законом и ручным регулированием «по месту», и побеждает пока последнее.

Прогрессирующий хаос становится принципиальным отличием российского пространства от пространства соседей на Востоке и Западе. Обещания, стратегии и планы не соотносятся с реальностью, а реальность складывается из неожиданных и непредсказуемых действий, последствия и смысл которых до конца, похоже, не ясны даже посвященным.

Возможен ли город без генплана?

Москву попеременно радуют новостями то о присоединенных территориях, то о транспортно-пересадочных узлах, то о тротуарах, то о сносе пятиэтажек, и понять, как одно связано с другим, а все вместе со стратегией и генпланом, непросто. Объясняет ситуацию только одна заветная мысль чиновников, которая сводится к отказу от генплана города и ПЗЗ — документов уважаемых, необходимых, предполагающих соблюдение пространственного порядка и некую ответственность за исполнение планируемого.

Генплан и ПЗЗ — это основа архитектурной практики, создаваемой архитекторами в интересах всего городского сообщества. Отказ от генплана и ПЗЗ — это не только отказ в доверии архитектору и архитектуре, но и отказ от установления видимого и зримого пространственного порядка. Целостное и непротиворечивое сознание вытесняется сознанием частичным и фрагментированным. Место архитектора стараются занять урбанисты, менеджеры и носители простой спасительной идеи типа прокладки велодорожек.

От редакции

В ближайшее время читатели смогут познакомиться с мнением Андрея Бокова о том, как следует возрождать малоэтажную Россию и повышать качество жизни населения в российской глубинке.

Источник: https://ardexpert.ru

28.04.2017, 57 просмотров.

 

©  «Архитектурный Петербург», 2010 - 2017