Архитектурный Петербург
электронный бюллетень

Информационно-аналитический бюллетень

Союза архитекторов Санкт-Петербурга,

Объединения архитектурных мастерских Санкт-Петербурга,

Ассоциация СРО «Гильдия архитекторов и инженеров Петербурга»

Главная / Статьи сайта / «Архитектура как искусство»

«Архитектура как искусство»

Заслуженный архитектор России Алексей Куренной на страницах «Литературной газеты» рассказал о роли современной архитектуры, её истоках и пользе, а также о мировых практиках и тенденциях отрасли. Приводим ниже текст материала.

«С незапамятных времён архитектура входила в знаменитую триаду искусств: живопись, ваяние, зодчество, и даже занимала в этой компании главенствующую роль. Три основных принципа характеризовали её в любой период истории человечества: польза, прочность, красота…

Польза архитектуры действительно огромна: от утилитарных жилищ, дающих людям кров и убежище, до божественных храмов и базилик, дворцов и усадеб, музеев и театров. Прочность. Строили на века. Ни войны, ни природные катаклизмы не помешали многочисленным памятникам древности пережить целые эпохи и предстать перед нашими современниками во всей своей красе. И, наконец, о красоте. Всегда и везде люди старались строить красивые сооружения, будь то простые жилища или общественные здания и комплексы. И так продолжалось бесконечно долго. Поэтому мы сейчас имеем счастливую возможность любоваться афинским Акрополем, римским Колизеем, храмом Василия Блаженного, очаровательной Венецией и неповторимым Парижем.

Впрочем, не только поэтому. Просвещённому человечеству стоило больших трудов и усилий донести до потомков как сами архитектурные шедевры, так и их окружение, создающее неповторимые ансамбли, которыми хочется любоваться, в которых хочется находиться. Поэтому с древнейших времён и практически во всех частях света ради гармоничного и сомасштабного развития территорий прописывались правила застройки и объёмы нового строительства. Со временем, а также с бурным ростом городов и, соответственно, возведением архитектурных объектов правила эти дополнялись и ужесточались. К примеру, на сегодняшний день градостроительный свод славного города Парижа состоит из 200 объёмных томов, где прописано, что (по функционалу) и в каких объёмах строить на его землях. Если вы собираетесь строить или реконструировать здание, допустим, на улице Риволи, то его венчающий карниз должен находиться на высоте 17 метров 10 сантиметров, ни больше ни меньше. В противном случае вас ждут штрафные санкции и отзыв лицензии. Не потому ли Париж, его центральная часть, воспринимается нами как целостный единый ансамбль, даже несмотря на суперсовременные вставки (центр «Помпиду») в его городскую ткань.

Аналогичные усилия предпринимались и в России, и в Москве. Выявлялись исторические города и территории, разрабатывались проекты зон охраны памятников истории и культуры, внедрялись новые методы проектирования на исторических территориях, такие как визуально-ландшафтный анализ для объектов нового строительства. С понятной целью: не допустить искажения исторических панорам и видов… Но в это же время строительный комплекс продолжал штамповать миллионы квадратных метров жилья и нежилья, подминая под себя архитектуру как искусство. Началось это в 60-е годы, в хрущёвскую оттепель, когда инженер Лагутенко спроектировал пятиэтажные панельные дома для переселения советских людей из бараков и подвалов. Позднее в народе их нарекли хрущёвками, а инженер получил государственную премию.

Если рассмотреть это явление с позиции трёх принципов архитектуры, обозначенных нами ранее, то польза от переселения оказалась несомненной (из бараков в отдельные квартиры), прочность – сомнительной (срок эксплуатации пятиэтажек был рассчитан на 20 лет), ну а красота оставляла желать лучшего. Отсюда и пошло тотальное наступление стройкомплекса на архитектуру и вытеснение её из триады искусств.

Справедливости ради надо отдать должное и строительно-архитектурному комплексу (именно так, а не наоборот). В стране разрабатывались и действовали нормы и правила застройки, регулирующие такие параметры, как плотность и процент застроенности территорий, высота зданий, освещённость помещений и наличие необходимой инфраструктуры в пешеходной доступности. К сведению: по этим нормативам до сих пор ведётся проектирование и строительство в Китайской Народной Республике – драйвере мировой экономики.

Ну а что же у нас? Как Иваны, не помнящие родства, мы зачастую забываем или отбрасываем многочисленные достижения в различных сферах, наработанные предыдущими поколениями. И поэтому каждый новый этап развития начинаем как с чистого листа. Сейчас на повестке дня реновация. Кстати, термин этот означает обустройство и реконструкцию пришедших в упадок и депрессивных территорий, с сохранением масштаба и характера застройки. Но никак не крупномасштабное строительство без всякой привязки к не отменённым ещё нормам и правилам проектирования.

Недавно строительный комплекс Москвы отрапортовал о введении в эксплуатацию в городе в 2021 году полутора миллионов квадратных метров жилья. Правда, не конкретизировав, сколько пошло под реновацию, а сколько под коммерческие цели.

По результатам проведённого анализа, под реновацию попало 20–25% от обозначенной цифры, а остальное – «коммерция». Ведь не секрет, что строительство – один из двигателей развития экономики страны, стимулирующий другие многочисленные отрасли производства. Значит, строить надо много. Чтобы строить много и быстро, необходимо унифицировать и оптимизировать процесс строительства, где во главу угла ставятся объёмы, а не архитектурные образы. И потому на смену архитектуре приходят квадратные метры, а её три основополагающих принципа (польза, прочность, красота) подменяются одним – выгодой.

Процесс вытеснения архитектуры из триады искусств близок к завершению. Почему-то никому в голову не приходит дописать и тем самым улучшить картину художника. Или добавить элемент в многофигурную композицию скульптора. Зато прибавить что-то своё в авторское произведение архитектора (достроить, перестроить, обновить) считается вполне нормальным явлением. Всё потому, что архитектор юридически лишён возможности отстаивать свои авторские права. Он подписывает до­говор с заказчиком, в котором сказано, что после получения им (архитектором) положительного заключения экспертизы проектная документация становится собственностью заказчика со всеми вытекающими отсюда последствиями. Конечно, архитектор может не подписывать такой договор, но всегда найдут другого, более покладистого.

Таким образом, архитектора-творца превращают у нас в стране в придаток строительного комплекса и его слугу. Недаром Союз архитекторов России уже более шести лет безуспешно пытается утвердить в правительстве разработанный им закон об архитектурной деятельности, направленный на урегулирование взаимоотношений на всех этапах архитектурно-строительного процесса. Но документ этот торпедируется и не принимается: кому нужны архитекторы-творцы с их авторскими правами и профессиональными амбициями? Нужны квадратные метры, чтобы бодро рапортовать о введении очередных миллионов в эксплуатацию. И поэтому по всей стране как грибы возникают многоэтажные комплексы, похожие друг на друга и лишённые какой-либо эстетики и индивидуальности. Девелоперы и строители отлично знают, что на одном и том же фундаменте гораздо экономичнее и выгоднее строить не 8, а 16 или 24 этажа. И власти им идут навстречу, несмотря на то что Европейская комиссия по развитию городов ещё лет 25 назад рекомендовала строить жилые дома не выше 7–8 этажей.

У России свой многовековой путь развития, на котором каждое поколение оставляло потомкам бесчисленное количество памятников истории и культуры в области живописи, ваяния, зодчества. Но что оставим потомкам мы помимо миллионов квадратных метров, разбросанных по всей территории нашей огромной страны?

Мы можем и должны оставить потомкам архитектуру! Нашу архитектуру, формировавшуюся на протяжении веков и впитавшую в себя лучшие образцы архитектуры «иноземной». Мы должны постараться вернуть те самые, изначально заложенные в ней принципы: пользу, прочность, красоту. Для этого всем надо понять и принять: архитектура – это искусство, а не просто строительство, которым может заниматься любой гражданин страны, что в большинстве своём и происходит. Необходимо вернуть архитектору звание творца и сделать его главной фигурой при проектировании и строительстве, ведь в переводе с древнегреческого архитектор и есть главный строитель. Чтобы закрепить это законодательно, необходимо принять разработанный Союзом архитекторов России закон об архитектурной деятельности.

А строительному комплексу и без того хватит дел и забот на необъятных просторах нашей великой Родины»

По материалам: «Литературная газета».

18.02.2022, 262 просмотра.

 

©  «Архитектурный Петербург», 2010 - 2020