Архитектурный Петербург
электронный бюллетень

Информационно-аналитический бюллетень

Союза архитекторов Санкт-Петербурга,

Объединения архитектурных мастерских Санкт-Петербурга,

СРО НП «Гильдия архитекторов и инженеров Петербурга»

Главная / Статьи сайта / Рациональный Шретер русской эклектики

Рациональный Шретер русской эклектики

Сегодня многие независимые государства, чьи территории были неотъемлемой частью Российской империи, отрекаясь и поливая грязью имперское прошлое, скромно записали в свой национально-государственный актив уникальное архитектурное наследие.

Мощный и выразительный градостроительный шлейф, который создавался общими усилиями всей страны, и придавший бывшим российским городам столь ожидаемый европейский лоск.

Что объединяет, например, здания Мариинского, Киевского, Нижегородского, Тифлисского и Иркутского театров и Одесского вокзала? Имя и авторство талантливого архитектора, балтийского немца из Санкт-Петербурга, организатора Петербургского общества архитекторов и куратора журнала «Зодчiй» – Виктора Александровича Шретера.

В этом году исполнилось 115 лет с момента его смерти в 1901 году. Поэтому мы решили вспомнить жизнь и творчество этого удивительного человека и зодчего.

Виктор (Иоганн-Готлиб) Александрович Шретер родился в 1839 году в Петербурге в семье Александра Шретера, выходца из Ревеля, происходившего из прибалтийских немцев, переселившихся в Россию в царствование Екатерины II.

В 1851 году Шретер поступил в немецкое училище Св. Петра (Петришуле). Уже в школе его прозвали «художником», поэтому параллельно он стал заниматься в Биржевой рисовальной школе при Обществе поощрения художников. В 1856 г. Шретер заканчивает обучение в Петришуле и поступает в Императорскую Академию художеств. Параллельно он обучается в частной архитектурной мастерской Людвига Бонштедта, который, наблюдая за успехами ученика, уже на второй год прекратил брать с него плату за обучение.

В 1858 году, по совету учителя, Шретер определен в берлинскую Строительную академию, четырехлетний курс которой он прошел всего за два года. В этот период молодой человек посещал лекции по философии, брал частные уроки живописи, а также занимался в Берлинской Академии художеств, которая удостоила его Золотой медали, что было редкостью для иноземных слушателей. Путешествуя по Европе, он изучал культуру Германии, Бельгии, Франции, Швейцарии, Италии, Австрии. В это же время он начал составлять свои проекты.

Вероятно, именно тогда окончательно сформировались вкусы зодчего – любимый стиль Шрётера – немецкий ренессанс. Именно это направление чувствуется в большинстве его проектов и работ.

В 1862 году Виктор Шретер возвращается в Петербург, сдает выпускной экзамен в Академии художеств и организовывает кружок петербургских архитекторов (с 1870 года – Петербургское общество архитекторов). Кстати, эмблему общества архитекторов можно увидеть на фасаде особняка Шретера.

Несмотря на такую насыщенность творческой жизни, Виктор Александрович участвовал в различных архитектурных конкурсах, получал первые премии. В 1864 году стал академиком архитектуры - за разработку проекта здания Городской думы.

В 1865 году Шретер приглашен на должность преподавателя Строительного училища, впоследствии преобразованного в Институт гражданских инженеров. В этом училище он прослужил до конца своих дней.

Как отмечается в биографической литературе - Виктор Александрович Шретер яркий представитель рационального направления эклектики в архитектуре. Как говорил сам архитектор: «…строить солидно, и вместе с тем экономно». Шретер первый в России стал вводить в проекты фасадов обожженный в огне кирпич и естественный камень. Являясь ведущим представителем «кирпичного стиля», Виктор Александрович предлагал различные его варианты в строительстве жилых зданий. В одних зданиях он использовал элементы готического стиля, в других – мавританские мотивы.

К числу лучших произведений «кирпичного стиля» относятся особняк В.А. Шретера (1890-1891; наб.р. Мойки, 114/2). В 1897 году Шретер спроектировал рядом с особняком многоквартирный пятиэтажный дом с мансардами для художников (наб. Мойки, 112). Светлые тона фасада создали своеобразный фон, на котором графично выступали парные окна первого, второго и последнего этажей. Треугольные эркеры увеличивали площадь комнат и улучшали освещенность. Зодчий писал, что это прием был вызван и желанием закрыть «скучный вид» на тюрьму Морского ведомства, «направить взоры на новое Адмиралтейство и живописный портал Новой Голландии».

Как отмечено в литературе: «…Живописность силуэта, асимметрия фасадов, различные по формам и размерам окна, отвечающие внутренней структуре зданий, – все это сближает особняк и доходный дом с образцами модерна. Многие постройки зодчего в «кирпичном стиле» являются в Петербурге лучшими образцами этого направления. По богатству форм и цвета «кирпичная архитектура» не уступала архитектуре оштукатуренных зданий. На переходном этапе к модерну они воспринимаются как яркое проявление эволюции зодчества».

В числе первых характерных сооружений «кирпичного стиля» в Санкт-Петербурге также стал комплекс зданий, состоящий из доходного дома и фабрики шелковых изделий А. Ниссена (наб. Фонтанки, 183), построенный по проекту Шретера в 1872 году. Главный фасад украсили желтоватые английские кирпичи и ряды темно-коричневых глазурованных плиток. Из-за близости грунтовых вод для сохранения сухости в подвалах были выведены особые стенки в четверть кирпича и проложены изолирующие слои из асфальтового толя. Во флигеле, соединяющем жилой дом и фабрику, звукоизоляцию сделали из смеси битого стекла, втертого в слой известкового раствора, что в Петербурге применено было впервые.

В 1873 году был построен дом купца В. Штрауса (2-я линия, 9). Для главного фасада был использован желтый кирпич, эффектно сочетающийся с красным и серым, которым архитектор выложил геометрические фигуры и узоры. Одновременно он использовал на четвертом этаже распространенный в архитектуре раннего Возрождения вид наружной стенописи, называемой сграффито. Лицевые квартиры состояли из десяти комнат, передней, ванной, двух людских, двух кладовых, ватерклозета, что уже тогда выделило дом в число первых зданий, оснащенных такими удобствами.

В 1880 году Шретером был построен дом фирмы «Штоль и Шмидт», торговавшей красильными и аптечными товарами (М. Морская ул., 11). Главный фасад с неоренессансными мотивами облицован гранитом, силезским кирпичом и ревельским мрамором. Этот кирпич и мрамор в строительстве зданий использовались в Петербурге впервые. В новом типе сооружения Шретеру одному из первых удалось решить сложную задачу соединения общественных и жилых функций, разместив в здании товарные склады, магазин и благоустроенные квартиры для рабочих и служащих.

В 1887 году Шретер построил здание «Русского для внешней торговли банка» (Б. Морская ул., 32). Идеи рациональности в этом здании Шретер довел до совершенства. Композиция состояла из трех корпусов. В среднем находился операционный зал с широкой галереей, опирающийся на металлические конструкции, со световым фонарем, что впоследствии получило широкое распространение. Для облицовки неоренессансного фасада был использован вюртембергский песчаник красного, серовато-зеленого и желтого цвета.

Наиболее значителен вклад Виктора Александровича в театральное строительство. По его проектам сооружены театральные здания в Рыбинске, Тифлисе, Нижнем Новгороде, Иркутске, Киеве. В Петербурге Шретер перестроил помещение декорационного зала и магазина (1883-1884, Б. Подъяческая ул., 20), в «кирпичном стиле» соорудил театральный декорационный зал и экипажное заведение (1894, 1897; Вознесенский пр., 39).

Из театральных построек особо стоит выделить декорационный магазин и зал для декораций (1900; ул. Писарева, 20). Это здание, построенное на рубеже ХIХ-ХХ веков, получило продолжение своей архитектурной и театральной судьбы в ХХI веке. После пожара 2003 года дирекция Мариинского театра приняла решение об устройстве здесь концертного зала.

Самой крупной работой Шретера в области театрального строительства стала переделка и расширение Мариинского театра (1883-1886, 1894-1896; Театральная пл., 1). Архитектор пристроил к левому крылу корпус для электростанции и служебных нужд, надстроил боковые крылья до трех этажей, заменил деревянные стропила зрительного зала на металлические фермы, а кирпичные сводчатые перекрытия – на бетонные.

Также была усовершенствована акустика, отопление и вентиляция. Еще архитектор «выдвинул» главный фасад вперед – в сторону Консерватории, расширив узкое фойе для публики партера и устроив фойе для верхних ярусов. В результате главный фасад принял более парадный вид, известный ныне.

В знак благодарности за работы по перестройке Мариинского театра архитектору подарили уникальную модель этого театра, выполненную в серебре. Во время ленинградской блокады эту модель передала для переплавки на нужды города дочь архитектора Мария.

Виктор Александрович собрал обширную библиотеку по театральной архитектуре, не имеющую себе равных в Петербурге по полноте и количеству представленных в ней книг. Приобретая все новинки по этой тематике, он постоянно пополнял редчайший фонд книг библиографическими изданиями. Судьба уникальной библиотеки, к сожалению, остается невыясненной.

В 1882 году зодчему было присвоено звание профессора Академии художеств, он стал членом Дирекции императорских театров. В 1886 году Шретер получил чин действительного статского советника, позднее – чин действительного тайного советника. Состоял старшим архитектором департамента уделов, главным архитектором дирекции Императорских театров, помощником инспектора строительного отдела при Кабинете Его Императорского Величества, был членом разных комиссий, принимал участие в учреждении и трудах Петербургского Общества архитекторов и некоторое время редактировал журнал этого общества «Зодчий».

Работая в домашней мастерской, архитектор любил, чтобы его окружала семья, часто помогавшая зодчему в составлении смет, отчетов, ведении корреспонденции. Виктор Александрович женился на Марии Христине Ниссен в 1869 году в день своего тридцатилетия. Это был счастливый союз, скрепленный появлением на свет восьми детей. Кстати, сыновья: Отто и Георгий - стали архитекторами. А дочь Мария – художником.

Кстати, в 1870 году появился фамильный герб Шретеров, составленный Альбертом Бенуа. Герб рода дворян Шретер внесен в Общий гербовник дворянских родов Российской империи. В гербе зодчего в верхней части изображены циркуль и треугольник, в центре – жук – символы архитектуры и мудрости. Композицию венчает надпись «Творческим трудом».

Виктор Шретер скончался в 1901 году на шестьдесят втором году жизни и был похоронен на Смоленском лютеранской кладбище. В своей речи во время похорон архитектор Павел Юльевич Сюзор говорил об огромном уважении коллег к Виктору Александровичу. Современники отмечали, что не было ни одной задачи в области архитектуры, которая оказалась бы для Шретера неразрешимой или трудной. «…С кажущейся легкостью он преодолевал все препятствия и разрешал задачи всегда умно и практично».

Учитывая авторитет и заслуги архитектора, коллеги посвятили 11-й номер журнала «Зодчий» за 1901 год памяти В.А. Шретера.

Источник:  www.ardexpert.ru

01.12.2016, 179 просмотров.

 

©  «Архитектурный Петербург», 2010 - 2017