Архитектурный Петербург
электронный бюллетень

Информационно-аналитический бюллетень

Союза архитекторов Санкт-Петербурга,

Объединения архитектурных мастерских Санкт-Петербурга,

Ассоциация СРО «Гильдия архитекторов и инженеров Петербурга»

Главная / Архив / 2017 / 06 / Панельная дискуссия

Назаровские чтения

Панельная дискуссия

Линов В.К.: 

Система управления проектированием.
Если предположить, что граница населенного пункта - это искусственно созданная и сковывающая развитие линия (абстрактная, условная, в интересах территориального развития), то может быть целесообразно с позиции управления отменить границы как фактор, сдерживающий развитие. Например, возьмем населенный пункт в ЛО. Когда мы делали генпланы разных муниципальных образований и решались вопросы границ населенных пунктов, то исходили из того, что емкость населенных пунктов должна быть сопоставима с возможностями правительства ЛО по обеспечению их территорий объектами соцкультбыта и инженерной инфраструктурой. Но в то же время, была другая - ресурсная - точка зрения: рассмотреть территорию, исходя из ее пригодности развития селитебной территории, промышленных зон. И тот, и другой подходы уместны.

В настоящих условиях возможно рассмотрение второго подхода к генеральному планированию с целью отказа от установления границ, анализируя развитие по ресурсам. Если мы признаем теорию каркаса для развития и понятие ткани, то это укладывается в такие возможности.

При прогнозировании необходимы разные подходы, вопрос дискуссионный.

Николащенко Б.В.:

По теории Линча ничего нельзя придумать без границ, граница – важнейший структурный элемент территории. Если вы отказались от границ, тогда используются существующие границы - не системные. Нет возможности что-то обосновать, и цифры не подсчитать. Границы – это неизбежность. Границы должны быть правильно установлены, важен метод.

Высоко оцениваю работу НИПЦ Генплана, однако вынужден высказать следующие критические замечания.

Очевидно, что границы агломерации неверно проведены и нуждаются в уточнении. В Генплане 1987 года определялись границы пригородной зоны. В то время значение портов Выборга и Усть Луги было ничтожным, развивались другие портовые территории. Теперь все изменилось: петербургский порт – не единственный на Балтике, данные территории (Выборг и Усть-Луга) не должны быть оторваны от города. Нельзя основывать вычисления границы агломерации на основе сегодняшних исходных данных. В работе НИПЦ граница агломерации сбита в сторону Ладоги. Обрезаны границы в сторону Москвы и в сторону Запада. Это провинциальный подход. Декларировалось, что Петербург – мировой город, а градостроительные мероприятия не соответствуют (Варшавский вокзал-Ладожский вокзал). Огромная пустая территория с северо-востока (полигон) включена в границы агломерации, а территории активной связи со страной - нет. Усть-Лугу и Выборг безусловно нельзя исключать из границ агломерации. В качестве примера был приведен порт Роттердама (s 40 км), через который грузы не только проходят, но и перерабатываются, что влияет на повышение цены конечного продукта и благотворно сказывается на экономике.

Эти ошибки обусловлены методически неверно построенной работой. Градостроительная документация вторична, она должна базироваться на экономике. Нужно включать всю область и весь Петербург. Без экономики никакого совместного Генплана быть не может, даже выделение границ нельзя сделать правильно.

Скатерщиков С.В.:

Как устанавливались границы муниципальных образований? В 1998 году было принято решение о срочной установке всех границ. Все делалось в кротчайшие сроки и хорошо бы не повторить это с агломерацией.  Изначально было предложено 4 варианта границ агломерации. Что ни градостроитель, то свои границы для агломерации. Есть разные критерии установки границ. Все градостроители прекрасно знают, что граница определяется в процессе проектирования, но у нас такой возможности не было. Была проделана большая работа - проанализированы 84 генеральных плана муниципальных образований. НИПЦ предложил совершенно другую границу. У нас нет методологии разработки проектов агломерации, ее надо вырабатывать, должен быть создан специальный коллектив. Вопрос очень серьезный, требует глубоких исследований. Над Генпланом Москвы работало 150 институтов. Установка границы на основе полуторачасовой доступности не решит социально-экономических вопросов.

Митягин С.Д.:

Например, во французском Лионе две структуры: большой и маленький Лион. В большом - 75 коммун, границы которых не менялись с наполеоновских времен, в малом – 50. Существует Совет Лиона, где решаются общие вопросы, связанные с жизнедеятельностью этих коммун. Например, строительство аэропорта – это вопрос большого Лиона.

У нас в стране существуют агломерации, созданные административным путем: объединение муниципалитетов, как правило, - в пределах одного субъекта федерации. Соответственно, это все подчинено одному органу управления. Такой способ формирования агломераций как общественных организаций понятен.  Нужны критерии тех гуманизированных территорий, которые можно назвать агломерацией. Вся страна – это агломерация субъектов федерации. Для управления агломерацией должны быть созданы общественные формирования, которые будут заниматься обеспечением общего функционирования.

Ким В.А.:

С правовой точки зрения красивое слово «агломерация» никак не обеспечено. Градостроительное (территориальное) проектирование – это важнейший элемент государственной политики.  Опыт советского периода позволял комплексно и масштабно рассматривать все вопросы, начиная от социально-экономического развития, заканчивая градостроительством. Специалисты делали единый документ. Не было жесткого диктата рынка. Когда общаешься с градостроителями европейских стран, то они благодарят Россию за градостроительную школу советского периода. Удачный пример агломерации - Берлин и земля Бранденбург. Они были первыми, кто, внимательно изучив наш тогдашний опыт, стал подходить к развитию этих двух уникальных субстанций (при всех административных различиях) как к единому организму. С самого начала было создано единое правительство, единое руководство, которое занималось развитием этих двух субъектов. В состав входили представители правительств Берлина и Бранденбурга. Этот пример перенял Екатеринбург - после распада СССР Было взято много полезного из немецкого опыта, о чем можно заключить, сопоставив количественные характеристики.

Москва назвала свой Генплан «Город для комфортной жизни» - заложено 7 стратегических целей. А Екатеринбург назвал Генплан «Город для жителей» и - 8 стратегических целей. Они организовали координационный совет, в состав которого вошли представители администрации двух субъектов, экспертные группы, представители общественности и науки. Этот совет занимается подготовкой предложений социально-экономического и пространственного развития, развития этих двух субъектов как агломерации.      Градостроители-профессионалы, дискутируя о границе агломерации, рано или поздно пришли бы к консенсусу, т.к. они понимают, что они делают. Но кроме этого есть рынок, экономисты, политики, у которых свой взгляд на эти вещи, и которые решают свои собственные задачи. В Стратегическом плане Санкт-Петербурга до 2030 года раздел взаимодействия с Ленобластью представляет собой полстраницы текста, где сказано, что надо жить дружно, а усилия направить на социально-экономическое развитие курортных зон, дачного строительства и свалок. В Стратегическом плане развития Ленинградской области также совместным действиям с Санкт-Петербургом уделено полстраницы, суть та же. В 1991 году должна была появиться национальная идея, однако без нее стали разрабатываться и утверждаться более десятка стратегий, военная доктрина, морская, образовательная и т.п. Нет самого главного - междисциплинарной доктрины. До сих пор государственная градостроительная доктрина не принята, возможно, это говорит о сложности темы. Нужно ответить на вопрос - как жить, что такое качество жизни. Нет доктрины, нет генеральной схемы расселения России. Градкодекс – это не идеология градостроительства, это просто закон, но в нем сказано, что прежде всего должна быть схема территориального планирования Российской Федерации, а ее также нет. Сегодня существует комплекс важных вопросов, которые не завершены и не решены. Градостроители, которые ставят задачи и предлагают решения, как профессионалы, справляются со своим делом. Но градостроительство как отрасль часто мешает открытому дикому рынку.

Линов В.К.:

Бездействовать и ждать, пока появится общегосударственная схема расселения невозможно. Последние 30 лет в России ситуация неопределенности - скорее правило, чем исключение. Нужно тем не менее находить способы действия.

Изварин Е.И.:

Хотелось бы отметить два взаимосвязанных момента: управленческий и вопрос границ. Во всех исследовательских работах мы уделяем много внимания поискам зарубежного опыта. Примечательно, что везде субъекты власти не любят перемен. Главное в нашей реальности – как будет работать координационный совет двух субъектов Федерации. Например, если на решение транспортных проблем влияние оказывается, то по вопросам утилизации отходов встречается резкое сопротивление хозяев территории, на которые отходы собираются выносить. Характерно, что рекомендации редко достигают целей. А зарубежный опыт достоин критического заимствования. И я бы напомнил в связи с рекомендуемым Валерием Александровичем Кимом опытом агломерационного взаимодействия «Берлин-Бранденбург» приведенный еще на первых Назаровских чтениях прецедент «Мехико-Сити – штаты Мехико и Идальго».

Относительно границ: мы задали в качестве исходных границу территории интенсивной урбанизации (58 поселений) и расширенную границу периферийной территории влияния Санкт-Петербурга на Ленинградскую область (84 поселения). Оказался не проработанным вопрос с включением ареальных образований (Выборг, Тихвин, Волхов, Кириши, Усть-Луга, Кингисепп, Сосновый Бор). Разработчикам стоит обратить внимание на необходимость совмещения сплошно-территориальной и линейно-узловой моделей, поскольку это даст возможность включить удаленные объекты. Этот вопрос безусловно связан с решением проблем управления.

Николащенко Б.В.:

Важно начать не с Генерального плана, а с социально-экономического документа, который поможет понять управленцам свои преимущества в рамках конкуренции между регионами. Документ, должен быть утвержден на федеральном уровне. Только тогда появятся и граница агломерации, и Генеральный план, где будут элементы и города, и области.

Союз архитекторов должен рекомендовать предложения для руководства города и области о механизме управления двумя субъектами федерации, где нет приоритета какой-то одной отрасли, а есть комплексный подход. Необходимо расширить разделы социально-экономических стратегий. Можно проиллюстрировать примером из опыта Екатеринбурга. А утверждение может происходить не только в Москве, но и на региональном уровне (как местная инициатива). Нужно объединить стратегии социально-экономического развития города и области.

Березкин А.И.:

Работая больше года темой общего социально-экономического развития, необходимо признать, что мы ничего не знаем друг о друге. Каждый экономический блок (и города, и области) разрабатывает только свое.

К примеру, данные, которые дает Ленинградская область по населению: идет стабильное уменьшение прироста населения, но механический прирост увеличивается, непонятно откуда область привлекает людей. По прогнозам на 2050 год численность населения в зоне интенсивной урбанизации агломерации составит 2 миллиона человек. По данным городских экономистов повышается и естественный, и механический прирост населения, и к 2050 году численность составит от 6,5 до 7 миллионов. Любопытно, что после 2030 года механический прирост населения останавливается и начинается массовый отток населения порядка 30 тысяч в год. Если сложить показатели, на 2050 год население агломерации составит 9-10 миллионов человек.

Есть данные о продаже жилья в прилегающих территориях (Кудрово): 5% жилья покупают жители Ленинградской области, 20% -жители других регионов РФ, 75% - жители Санкт-Петербурга. Семья состоит из трех человек, но прописан один. Все объекты соцкультбыта считаются на одного прописанного человека. Когда непрописанные хотят пользоваться объектами соцкультбыта, оказывается, что их просто нет. Отсутствие информации друг о друге создает социальное напряжение. Крайне важно создать единый социальный документ – как он назовется, не имеет значения: «прогноз социально-экономического развития» или стратегия. Главное – вместе посмотреть на эту проблему.

С 2014 года в Госдуме находится проект закона о внесении изменений в Градкодекс в части разработки схем территориального планирования двух и более субъектов РФ. Появляется база: для трех случаев (Москвы и Московской области, Санкт-Петербурга и Ленобласти, Севастополя и Республики Крым) разработка подобного документа является обязательной. Там написано, что можно разрабатывать схему на оба субъекта в целом или брать часть территории. Соответственно, опять возникает тема границ агломерации.

Митягин С.Д.:

Я был одним из инициаторов совместной разработки схемы территориального планирования Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Для ее реализации необходимо было найти некую организацию, которая сможет выступить независимо, не лоббируя ни город, ни область. Такой организацией является Северо-западное отделение Академии архитектуры и строительных наук. Было подготовлено письмо - обращение к Правительству РФ о том, что под патронажем РААСН мы готовы разработать единый документ – схему территориального планирования двух субъектов. Оба губернатора выразили свое согласие. Минэкономразвития РФ также поддержало предложение. Осталось только решить вопрос с финансированием.

Но от Министерства пришел ответ: идея хорошая, но денег нет.

Линов В.К.:

Хочу сделать замечание о форме агломерации и принципе полицентризма.

Могут быть подцентры, вообще оторванные от основной территории. У Санкт-Петербургской агломерации есть своя специфика – огромное количество садоводств и дачных кооперативов. 

Петров О.С.:

В градостроительной практике есть такая стадия, как схема расселения. Рассматривая и разрабатывая систему расселения, мы неизбежно отвечаем на вопрос: какая иерархическая цепочка тянется от одного населенного пункта до другого. В Ленинградской области на сегодня 31 город и 2900 сельских населенных пунктов различной плотности. Именно при работе со схемой расселения мы можем получить ответ на тему границ и взаимосвязи, формирования уровня урбанизации и т.д. Пока этого не сделано, не получится точной границы. Усть-Лужский порт сегодня достиг грузооборота в 160 миллионов тонн (Роттердам - 300 миллионов тонн), наш порт находится в развитии, а с учетом Выборгского и Приморского порта в сумме только порты Ленинградской области выйдут на более 250 миллионов тонн, плюс 60 миллионов тонн Санкт-Петербургский. Это единый организм. Плюс к тому - геополитическое размещение субъектов Федерации (территория Ленинградской области огромна – 85 000 км2). Мы – практически единственный мощный транспортный коридор. Единая система расселения двух наших регионов даст ответы на все вопросы.

Грамотная схема расселения будет востребована инвесторами для четкого понимания о пути вложения денег.

Николащенко Б.В.:

На рубеже XIX века Россия стала крупнейшей промышленной державой. Возник промышленный пояс, который обеспечил колоссальный рост российской экономики. Этот пояс формировался из международных корпораций там, где были кадры, рабочие руки. Рост второго промышленного пояса вокруг Петербурга неизбежен, если мы надеемся на реальный рост экономики. Этот пояс не может быть где-то далеко, он должен быть на юге. Город никогда не рванет свою экономику без этого пояса и без сотрудничества с Ленинградской областью.

Линов В.К.:

Интересный вопрос о соотношении обоснованности с помощью расчетов и прогнозов и интуиции планировщика. В XIX веке промышленный пояс возник стихийно, сейчас от градостроителя требуется обоснование, оно затрудняется тем, что происходит постоянная технологическая революция и рассмотреть приток тех или иных производств, технологий и инвестиций очень сложно. Только интуитивный подход может помочь.

 

©  «Архитектурный Петербург», 2010 - 2018