Архитектурный Петербург
электронный бюллетень

Информационно-аналитический бюллетень

Союза архитекторов Санкт-Петербурга,

Объединения архитектурных мастерских Санкт-Петербурга,

Ассоциация СРО «Гильдия архитекторов и инженеров Петербурга»

Главная / Архив / 2017 / 01 / Архитектор в законе или краткие заметки архитектора на полях «Концепции проекта Федерального закона «Об архитектуре»

Профессия

Архитектор в законе или краткие заметки архитектора на полях «Концепции проекта Федерального закона «Об архитектуре»

Е.С. Баженова,

вице-президент Союза архитекторов России, к.арх.н., зав. кафедрой «Архитектурная практика» МАрхИ

Национальное объединение изыскателей и проектировщиков (НОПРИЗ) на Конференции 02.11.16 «О подходах к разработке законопроекта об архитектурной и градостроительной деятельности на основе анализа предложений по актуализации градостроительного законодательства Российской Федерации» представило «Ключевые тезисы» для обсуждения новой концепции закона. Профессиональное сообщество позитивно отреагировало на кратко изложенный формат нового закона и с нетерпением ожидало результатов продолжения работы над законопроектом.

В соответствии с приказом Минстроя России от 10 января 2017 г. № 9/пр разработка проекта федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации» (в части его актуализации) включена в план законопроектной работы Минстроя России, определены ориентировочные сроки представления его в правительство Российской Федерации и Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации – III и IV квартал 2017 г.

 В конце февраля 2017 года на суд профессиональной общественности была представлена «Концепция проекта Федерального закона «Об архитектуре», которая у автора публикации вызвала уже не столь восторженные, как осенние «Ключевые тезисы», эмоции и побудила пригласить соратников по цеху к внимательному обсуждению содержания документа. (Рабочее наименование проекта Федерального закона «Об архитектуре» не претендуют на окончательность и выносятся на широкое общественно-профессиональное обсуждение).

 В преамбуле к документу справедливо отмечается, что «закон № 169-ФЗ «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации», будучи прогрессивным двадцать лет назад, в настоящее время в значительной степени утратил свое значение вследствие многочисленных изъятий и в результате не способен надлежащим образом урегулировать ключевые проблемы деятельности архитекторов».

 В последнее время во всем мире архитектурная профессия значительно меняется и расширяется под воздействием внешних глобальных экономических, технологических и экологических факторов. У нас же в стране сложились, говоря архитектурным языком, три дэ (3D) условия: дискриминация профессиональной деятельности архитектора в схемах реализации инвестиционно-строительных проектов, стремительная депрофессионализация института главных архитекторов городов и регионов как бесправного звена в бюрократическом аппарате, деградация архитектурной компоненты в градостроительном проектировании и практическое изъятие деятельности архитекторов-градостроителей из работ по пространственному планированию территориального развития страны.

 Все эти явления достигли критических не только для отрасли, но и для страны масштабов.

 Поэтому в намечаемой структуре закона требуется нахождение законодательного взаимодействия в трех средах: 
- во внешней среде – государство и общественный интерес,
- в среде инвестиционно-строительного процесса – взаимодействие с инвесторами, заказчиками, подрядчиками и смежниками,
- а также основные базовые принципы его профессиональной деятельности – стандарты профессии и принципы профессиональной организации архитекторов на условиях саморегулирования.

 Такой подход позволяет закрепить правовой статус архитектора, защищенность его титула и профессии, узаконить правовое положение и место в градостроительной деятельности и проектно-строительной практике в Российской Федерации и в целом определяет контуры будущего закона.

 Безусловно, это потребует «внесения изменений и дополнений в смежные законодательные акты, регулирующие инвестиционную деятельность в форме капитальных вложений, градостроительную деятельность, независимую оценку квалификаций, саморегулируемые организации». И не только.

 Ранее в «Ключевых тезисах» Концепции сферы архитектурной деятельности были представлены созвучно принятому международным архитектурным сообществом определению сферы деятельности архитекторов (ACCORD, Соглашение МСА по Рекомендуемым международным стандартам профессионализма в архитектурной практике). Совершенно правильно предлагалось рассматривать деятельность архитекторов по предоставлению профессиональных услуг не только в рамках объемного проектирования, но и в области реставрации, реконструкции объектов, ландшафтной архитектуры и в сфере градостроительной деятельности. При этом включались современные требования по координации документации, подготовленной представителями смежных профессий, участвующих в подготовке технической документации, наблюдение за ходом строительства (авторский надзор), руководство проектами, а где необходимо – руководство контрактами и ведение экономики строительства.

 Поддержкой этому определению являются разрабатываемые и находящиеся на разных этапах утверждения государственные Профессиональные стандарты в рамках архитектурной профессии: ПС «Архитектор», ПС «Архитектор-градостроитель», ПС «Ландшафтный архитектор», ПС «Архитектор-реставратор» и ПС «Архитектор средового дизайна». Все эти направления архитектурной деятельности присутствуют на международном рынке современных архитектурных услуг и закреплены в положении ГАТТС Всемирной торговой организации.

 Справедливо отмечаемый авторами концепции «разрыв между международными обязательствами Российской Федерации по регулированию доступа на рынок профессиональных архитектурных услуг и условиями осуществления архитектурной деятельности, установленными национальным российским законодательством» дает надежду российскому профессиональному архитектурному сообществу на приведение в разрабатываемом законе норм и правил архитектурной деятельности в РФ к международным стандартам.

 Союз архитекторов России уже более 20 лет ведет кропотливую работу по приведению сложившейся структуры регулирования архитектурной деятельности в законодательстве нашей страны к общемировой модели с учетом передовых практик развитых стран мира.

 В 2012 году Пленумами Союза и его региональных подразделений был утвержден «Российский стандарт профессиональной деятельности архитекторов», который фактически проложил основу современного регулирования архитектурной практики в России.

 Теперь давайте посмотрим, что же предлагают нам авторы рассматриваемой Концепции.

 Первое, что надо отметить – это отсутствие четкой структуры в изложении тезисов концепции и отсутствие профессиональной терминологии в изложении текста. Вообще, любая законодательная инициатива должна опираться на четкие термины и определения, которых в предлагаемом тексте концепции нет. Есть только почему-то взятое из Закона Франции от 1977(!) года определение, чем является архитектура: «Архитектура является выражением культуры. Архитектурный дизайн, качество зданий, гармоничное включение их в окружение, уважение природных и городских ландшафтов для государственного и частного наследия являются предметом общественного интереса». Наверное, определение сорокалетней давности является новацией для разработчиков концепции. Но, с профессиональной точки зрения, определение отнюдь не обосновывает «дополнительную нагрузку на регулятивные механизмы и повышение сложности профессионального регулирования архитектора», как это представляют авторы.

 Далее. Как не было, так и нет предложения по определению понятий «Архитектор» и «Архитектурная деятельность», хотя в международных документах и практике таковые присутствует. Можно было бы и посмотреть.

 Нет определения к требованиям по образованию архитекторов. И это неправильно – коли уж деятельность саморегулируемая, в интересах государства закрепить требования к профессиональному образованию, скорее даже к непрерывности этого образования, а не только к процедуре квалификации.

 Такой подход, к сожалению, позволит авторам концепции «замылить» основные «болевые точки» сложившейся структуры регулирования архитектурной деятельности в законодательстве нашей страны.

 Попробуем разобраться, что же нового предлагается в Концепции закона, с чем можно согласиться, а с чем поспорить с точки зрения архитектурной профессии. Для удобства понимания разделим блоки «институциональной среды», начиная с внешней – «общество и государство» до внутренней – «стандарты практической деятельности».

 Итак, государство и общественный интерес.

 Безусловно, главным государственным интересом в области архитектуры и градостроительства является обеспечение общей безопасности, устойчивого развития территорий и создания благоприятных условий жизнедеятельности населения, охраны культурного градостроительного наследия.
«Отсутствие внятной, сбалансированной и целенаправленной государственной градостроительной политики (в РФ) способствует развитию рисков при реализации осуществляемого комплексного стратегического, среднесрочного и текущего инвестиционно-строительного планирования» территорий, – констатируется в резолюции международной конференции «Градостроительная культура. Традиции и перспективы», прошедшей в 2014 году в Санкт-Петербурге. Фактическую утрату градостроительной культуры в современном российском обществе иллюстрирует пассаж из рассматриваемой концепции, в котором предполагается «законодательное закрепление основ выработки и реализации государственной архитектурной политики» в виде разработки «Стратегии развития архитектуры… в формате отраслевого документа стратегического планирования Российской Федерации… определяющего в этом качестве развитие сферы архитектуры и городской среды, являясь в соответствии со статьей 19 Федерального закона «О стратегическом планировании в Российской Федерации» основой для разработки государственных программ Российской Федерации, государственных программ субъектов Российской Федерации, схем территориального планирования Российской Федерации, а также плановых и программно-целевых документов государственных корпораций, государственных компаний и акционерных обществ с государственным участием».

 К сожалению, следует констатировать, что авторы концепции весьма далеки от профессионального понимания и представления о государственной градостроительной политике. Авторам необходимо ознакомится с предложениями профессионального сообщества архитекторов, изложенными в принятой на последнем IX съезде Союза архитекторов России документе «Стратегия 2016» об основных направлениях развития архитектурной профессии в РФ. В документе структурно предложена необходимая государственная программа мер по выходу из кризиса в градостроительной сфере, включающая решение следующих задач:
- изменение законодательства, связанного с градостроительной деятельностью,
- изменение структуры государственного управления развитием территорий,
- изменение полномочий и порядок принятия решений в органах государственной власти, отвечающих за градостроительное развитие,
- совершенствование взаимодействия государства и профессионального сообщества в сфере градостроительной деятельности.

 Пока такой структуры в концепции не просматривается.

 Тезис концепции «Введения презумпции следования общественным интересам в архитектурной деятельности» также отражает плохую осведомленность авторов о профессии «Архитектор». Сформулированная международным сообществом МИССИЯ профессии архитектора гласит, что «первейшим долгом архитекторов как профессионалов является забота об обществе, которому они служат. Этот долг превалирует над их личными интересами и интересами заказчика». И не надо «изобретать велосипед», запутывать архитекторов туманными фразами типа: «Повышение ценности архитектурного продукта для общества объективно обуславливает расширение формата участия архитектора в создании среды жизнедеятельности граждан».

 К вершинам эпистолярного творчества авторов концепции следует отнести цитату о главном архитекторе города как главном тренере футбольного клуба.

 «Переосмыслении статуса и функций главных архитекторов городов, переходе к четкой системе ключевых показателей эффективности для главного архитектора как «архитектурного директора города», наделение его исключительными полномочиями в рамках общефедерального функционала и общенациональной ротации». При этом предлагается «создать федеральный кадровый резерв главных архитекторов и установить принципы общенациональной ротации лиц, занимающих эти должности, предусматривающие централизованное обучение и профессиональную переподготовку на основе образовательных программ, подготовленных и реализуемых с привлечением ведущих международных организаций, регулярное рейтингование с учетом мнения жителей». То есть эти «главные тренеры» могут не иметь профильного архитектурного образования в сфере градостроительства и «тренировать» свои города-команды на основе подготовленных международными организациями программ переподготовки… А за пенальти кто будет отвечать?

 И только предложенное в Концепции «законодательное урегулирование оснований, порядка проведения, финансирования и правовых последствий ПУБЛИЧНЫХ архитектурных конкурсов, введение обязательности их проведения для определенных, поэтапно расширяемых категорий объектов, критических для состояния городской среды» не вызывает сомнений.

 «Архитектор в среде инвестиционно-строительного процесса»

 Вслед за вполне оправданным замечанием, что «поэтапное приведение сложившейся структуры регулирования архитектурной деятельности к общемировой с учетом передовых практик развитых стран мира» приведет нас к светлому будущему идет не вполне понятная для профессионала фраза  про негативное явление в российской практике в виде «законодательного закрепления монопольного положения строительного бизнеса в схемах организации разработки утверждаемой проектной и рабочей документации, изымающих средства у разработчиков проекта и создающих непреодолимый конфликт интересов», которая просто может «вышибить мозг» у практикующего архитектора, если он попробует представить себе такое. Могу предположить, что авторы не знакомы с признанными международными методами (системами) реализации инвестиционно-строительного процесса и их разновидностями, а также мало представляют себе место и роль архитектора в них. К каковым относятся, например:
- «традиционная» схема взаимодействия заказчик-архитектор-подрядчик,
- выполнение проекта «под ключ» с ведущей ролью подрядчика или архитектора,
- реализация проекта с привлечением управляющей компании,
- «интегрированные» схемы, вырастающие на почве внедрения BIM-технологий в проектировании и строительстве)

Регулирование правил работы архитектора в другой стране (доступа на рынок профессиональных архитектурных услуг) в эпоху глобализации безусловно должны иметь законодательную основу, и международное сообщество их уже выработало. Однако для того, чтобы эти правила были применимы в России, устройство самой архитектурной практики должно соответствовать международным стандартам. И дело здесь совсем не в числе стадий проектирования, как неискушенно искренне предполагают авторы Концепции, а в самом законодательном устройстве регулирования профессиональной архитектурной деятельности в России. Поэтому переходим к основному блоку Концепции, описывающему базовые принципы профессиональной деятельности архитекторов.

 «Стандарты профессии и принципы профессиональной организации архитекторов»

 В соответствии с международными стандартами профессионализма в архитектурной деятельности ответственность архитекторов не ограничивается выпуском проектной документации, как это сегодня ошибочно принято считать в России, а основано на обязательно контроле автора проекта (именно автора!!!) за строительством объекта, участии его в сдаче объекта в эксплуатацию и ответственности в период обнаружения дефектов в период эксплуатации объекта.

 Главенствующая роль архитектора в обеспечении качества строительства объекта и архитектурной среды в целом признается мировым сообществом безоговорочно и учитывается во всех схемах реализации инвестиционно-строительного процесса.

 Авторы представленной Концепции по незнанию или намеренно уходят от этого краеугольного постулата, подменяя его модными нынче предложениями по вовлечению граждан в процессы «трансформации городского пространства», созданию «архитектурных консультаций» (женские консультации, видимо, должны стать аналогами для лучшего «понимания» государственной бюрократией процессов вовлечения всех и вся), призванных обеспечить повсеместное повышение качества городской среды, объясняя это «многообразием реальных условий жизнедеятельности городов и регионов России, что не позволяет директивно сверху задать единообразную модель успешного управления архитектурным качеством  и требует свободного пространства для экспериментов и апробации». А мы не наелись этими свободными экспериментами в угоду строительному лобби за 25 лет постперестроечного периода?

 Если серьезно, то в основу Концепции закона здесь должны лечь положения «Российского Стандарта профессиональной деятельности архитекторов», разработанные на основе Соглашения Международного союза архитекторов по рекомендуемым стандартам профессионализма в архитектурной практике.

 И последнее, чего нельзя не отметить «на полях» текста Концепции закона – это предложение по «трансформации функциональной специализации организационной структуры профессионального архитектурного сообщества России в процессе перехода к современному регулированию профессии архитектора». Эта «трансформация» в тексте Концепции предполагает «на основе учета потребностей общества в качественной архитектуре» передать регулирование профессии архитектора в Национальное объединение проектировщиков и изыскателей и, как сказано в тексте, «выстроить соответствующую ей конфигурацию». Или, переводя на общедоступный язык, – показать государству, обществу и архитекторам-профессионалам «фигу». И это несмотря на то, что ни в одной стране мира профессиональные архитектурные палаты или гильдии – сиречь организационные структуры профессионального архитектурного сообщества не то, чтобы не находятся под неусыпным оком строителей, а недавно признаны ВТО как самостоятельные организации независимой от строительного блока профессии АРХИТЕКТОР. Вот где проявился во весь рост разрыв между международными стандартами и российским законодательством!

 В заключение следует с сожалением констатировать, что представленный текст Концепции по приемам подачи материала очень напоминает стиль «фейковых» новостей-перевертышей. Обо всем вроде убедительно, но не профессионально и не доказательно…

 Следующий этап работы над проектом – «Разработка материалов обоснования законопроекта» в составе: «целевой модели рынка профессиональных услуг (работ) в области архитектуры и градостроительства, отраслевой системы видов продукции (результатов работ, услуг) и компетенций в области архитектуры и градостроительства, комплексной оценки регулирующего воздействия  разрабатываемых законодательных предложений, основанную на моделировании конкретных эффектов и последствий, связанных с  их реализацией» будет осуществлять уже НОПРИЗ. Сроки очень сжатые. И чтобы «эффекты и последствия» связанных с реализацией предложений Концепции не превзошли все мыслимые и немыслимые риски для государства, связанные с реализацией предлагаемых архитектурных стратегий, профессиональное сообщество архитекторов (в том числе и вовлеченных в градостроительную деятельность) в лице Союза архитекторов России, РААСН и Национальной архитектурной палаты, должно срочно включиться в работу над корректировкой материалов обоснования законопроекта.

 Как бы не было поздно…

 

©  «Архитектурный Петербург», 2010 - 2018