Архитектурный Петербург
электронный бюллетень

Информационно-аналитический бюллетень

Союза архитекторов Санкт-Петербурга,

Объединения архитектурных мастерских Санкт-Петербурга,

Ассоциация СРО «Гильдия архитекторов и инженеров Петербурга»

Главная / Архив / 2013 / 07 / К 20-летию постановки под охрану памятников середины XIX– начала XX века

История

К 20-летию постановки под охрану памятников середины XIX– начала XX века

Б.М. Кириков,

историк архитектуры

Сегодня многим, наверное, трудно даже представить, что вплоть до 1990-х годов архитектура историзма и модерна, за немногими исключениями, оставалась вне списков охраняемых памятников. Когда-то эти периоды считались временем упадка. Они не изучались и не охранялись, оставаясь в тени великих стилей – барокко и классицизма.

Иллюстрация_№1

Реабилитация модерна началась в 1970-х годах, затем пробудился интерес к историзму (эклектике). В конце 1980-х – начале 1990-х годов удалось поставить под охрану отдельные группы построек этих периодов, в том числе особняки Каменного острова. И только в сентябре 1993 года этот колоссальный пробел был восполнен в массовом порядке: горсовет принял решение № 327 об объявлении памятниками более 230 объектов, в подавляющем большинстве относящихся к середине XIX – началу XX века.

 Обычно подобные списки воспринимаются как безличный документ. Будто они являются некоей данностью, не имеющей авторов или родителей. Между тем креативная роль составителей здесь очень велика. Во-первых, от их позиции напрямую зависит выбор и, следовательно, состав объектов. Во-вторых – объем и точность аннотаций (атрибуций). И наконец (или прежде всего), кто-то из них выступает в качестве инициатора и идеолога работы.

 Список 1993 года – плод коллективного труда специалистов УГИОП (прежнее название КГИОП) и тех, кто сотрудничал с ними на общественных началах. Главными действующими лицами в этом начинании стали Александр Владимирович Позднухов, исполнявший обязанности начальника УГИОП, и Ксения Сергеевна Колодезникова, начальник отдела, ведавшего исторической застройкой. Мне выпало оказаться причастным к этому процессу на его начальной стадии в амплуа неофициального эксперта. В то время я работал в Музее истории Санкт-Петербурга, но с Ксенией Сергеевной и Александром Владимировичем нас связывали тесные профессиональные и товарищеские отношения.

 Насколько я помню, проект списка мы набросали за пару встреч в неформальной обстановке. Благо архитектурное наследие послеклассического Петербурга было нами достаточно подробно исследовано. Естественно, в дальнейшем список был выверен группой коллег.

 Особо отмечу, что вся подготовка перечня обошлась без каких-либо финансовых затрат и тяжелых бюрократических процедур. Продвижению документа немало способствовала постоянная комиссия горсовета по культуре и культурно-историческому наследию. Для принятия решения тогда не требовалось объемистых экспертиз. И, строго говоря, зачем они были нужны, если список составляли специалисты, а объекты говорят сведущему человеку сами за себя.

 В государственный список памятников, утвержденный решением № 327 от 07.09.93 за подписью председателя горсовета А.Н. Беляева, вошло множество выдающихся зданий и комплексов. Назову выборочно лишь малую часть из них, и этого будет достаточно, чтобы напомнить, насколько существенный сдвиг произошел в сфере охранной деятельности двадцать лет назад.

 От периода историзма в число памятников впервые были включены: Мариинский театр, здание Консерватории и Малый театр (ныне – БДТ), Апраксин двор и Пассаж, комплексы Военно-медицинской академии и Политехнического института, Европейская гостиница, дом А.Д. Мурузи, особняки на Английской набережной, в том числе, нынешний Дворец бракосочетаний.

 Среди построек модерна и неоклассицизма, получивших охранный статус, следует в первую очередь назвать Витебский вокзал, дом компании «Зингер» и Елисеевский магазин, универмаг Гвардейского экономического общества (ДЛТ) и Новый Пассаж на Литейном проспекте, 57, здания Русского географического общества и Германского посольства, дома Фаберже и Набоковых, дом Бубыря на Стремянной улице, 11 и дома Бассейного товарищества.

 Важное место в списке заняли храмы и церковные ансамбли: Новодевичий монастырь и Киево-Печерское подворье (ныне подворье Оптиной пустыни), церковь Милующей Богоматери на Большом проспекте В. О., 100, храм Воскресения Христова у Варшавского вокзала и Федоровский собор в память 300-летия царствования Дома Романовых. В этом же ряду – объекты других конфессий: Шведская церковь, Синагога, Молитвенный дом на Еврейском кладбище.

 Кроме того, реестр пополнили памятники эпохи классицизма: церковь и дома Смоленского кладбища, здания Духовной академии и семинарии, дом Энгельгардта на Невском проспекте и другие. Советский период в этом списке был представлен очень скромно (Дворец культуры им. С.М. Кирова, Круглая баня, Выборгская фабрика-кухня, Дом ветеранов сцены). Это был и просчет составителей, и одновременно заявка на будущее.

 Главное последствие решения № 327 заключалось в том, что в сферу охранной деятельности были бесповоротно введены целые пласты архитектурного наследия середины XIX – начала XX века. Это был настоящий прорыв. Причем многие из этих объектов, объявленных «памятниками градостроительства и архитектуры», представляют значительную историко-культурную, мемориальную ценность, зачастую более высокую, чем их архитектурные качества.

 Поскольку решение принималось на региональном уровне, то и весь состав списка получил категорию местного (по современной дефиниции – регионального) значения. Вскоре часть объектов обоснованно приобрела федеральный статус. Впрочем, разделение памятников по категориям охраны требует массы уточнений, но это – отдельная тема.

 Апробация списка 1993 года явилась поворотной вехой. Однако это была, естественно, промежуточная стадия работы. В дальнейшем она велась под руководством нового председателя КГИОП Никиты Игоревича Явейна. По его приглашению я стал одним из заместителей председателя и с 1996 года занимался всеми вопросами учета памятников, формирования и корректировки списков.

 В 2001 году был заново утвержден постановлением №527 Правительства Российской Федерации «Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, находящихся в Санкт-Петербурге». Этот сводный реестр остается по сей день действующим правовым актом. В том же году приказом председателя КГИОП (№ 15 от 20.02.2001) был утвержден «Список вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность». О нем необходимо сказать особо.

 Этим списком, насчитывавшим около 2200 позиций, были охвачены разные слои архитектурного наследия, что сделало петербургский реестр охраняемых объектов более полным и сбалансированным. В нем впервые были представлены археологические памятники, многочисленные образцы промышленной архитектуры и советского авангарда. Следует напомнить, что целенаправленное выявление новых ценных объектов было начато ГИОП еще в 1960-х годах по инициативе и под руководством Бориса Александровича Розадеева. Официальный список 2001 года разрабатывался на основе преемственности и нового системного подхода большой группой сотрудников КГИОП, основными его составителями выступили К.С. Колодезникова, Е.Е. Глухова, И.А. Путилова и автор этих строк.

 2001 годом окончился креативный период массового приема в охраняемые объекты. С тех пор их состав практически не пополнялся, лишь отдельные группы выявленных объектов переводятся в памятники. Между тем пришло время предпринять новые шаги в этом направлении. Уже хотя бы потому, что установленный законом 40-летний временной ценз позволяет пополнить списки интересными постройками 1960–1970-х годов.

 

©  «Архитектурный Петербург», 2010 - 2018