Архитектурный Петербург
электронный бюллетень

Информационно-аналитический бюллетень

Союза архитекторов Санкт-Петербурга,

Объединения архитектурных мастерских Санкт-Петербурга,

Ассоциация СРО «Гильдия архитекторов и инженеров Петербурга»

Главная / Архив / 2013 / 02 / Мастер

Архитектор об архитекторе

Мастер

В.М. Ривлин

архитектор

Иллюстрация_№1

Графоман, как известно, – сочинитель  плодовитый, но бездарный. Обычно это унизительное и крайне оскорбительное французское словечко приклеивается к незадачливому  литератору. Позволю себе расширительное его толкование. Ведь сочинитель может быть и композитором, и поэтом, и… архитектором. Да, да, и архитектором не в последнюю очередь! А если так, то бездарное современное строительство, агрессивно сползающее на нас, –  это графомания, ибо она в сущности есть деятельность, отнюдь не лежащая в сфере нормальной профессиональной работы.

 Другое дело, если рассказывать о творчестве Мастера, коим безусловно является архитектор Юрий Исаевич Земцов. Творчество маститого зодчего, который в настоящее время ведет очень активную творческую работу и как руководитель проектной мастерской, и как профессор кафедры архитектурного проектирования в институте им. И.Е. Репина Академии художеств в Петербурге, достаточно хорошо известно. Я не стану заниматься перечислением заметных и даже знаковых произведений архитектора. Читатели журнала очень хорошо знакомы с творчеством известного Мастера. Моей целью будет рассказать лишь об одной уже давно осуществленной совместно с архитектором М.О. Кондиайном постройке, имевшей в свое время довольно большую прессу. Оценок этой работы было много и при этом разных. Мне хочется поделиться своим анализом этой очень яркой постройки, которая вызывала в свое время такие противоречивые суждения. Я думаю, что спустя десять лет с момента окончания строительства очень полезно будет взглянуть и заново оценить результаты этого замечательного и интересного проекта.

 Уникальность проекта начинается с уникальности места. «Апартмент-отель», как он именуется в настоящее время, размещен на площади, непосредственно примыкающей к зданию тяговой электроподстанции, знаменитой тем, что в суровую зиму 1942 года она смогла возобновить электроснабжение Ленинграда, и в частности привести в рабочее состояние подвижной состав ленинградского трамвая. Но главной особенностью этого места безусловно является соседство с Михайловским замком – ярчайшим шедевром В.И. Баженова и В. Бренна, который находится на этой же стороне Фонтанки в каких-то 100 метрах. Это обстоятельство, конечно, и предопределило структуру планов, фасадов, пластику и многое, многое другое. Монолит массивного цокольного этажа, этажность и некая замкнутость объема буквально кричат об этом. Все вместе взятое, я думаю, и стало отправной точкой концепции, но лишь концепции. Во всем остальном это здание  демонстрирует полную самостоятельность. Это касается и безупречности дизайна, и общей структуры, вырастающей из логики современного плана. Кстати, о дизайне. На его примере еще раз убеждаешься в огромном ресурсе современной архитектуры в условиях,  когда она оказывается в умелых руках профессионала. В дизайне фасада роскошь отделочных материалов, их логичное использование, конечно, говорят о беспрецедентных затратах, но все решает безупречность художественного вкуса и точность стилистического выбора. Однако удалось не все, и не везде рука Мастера волшебным своим прикосновением смогла гармонизировать среду. Я имею в виду панораму фасадов, выходящих на набережную Фонтанки.

 Любой архитектор, получивший почетное право на реализацию своего замысла, тем более на такой ответственной площадке, конечно, не Господь Бог. В условиях очевидности экономических факторов, а также обстоятельств контекста он вынужден идти на компромисс. Этим, видимо, следует объяснять причину дробности фронта застройки вдоль набережной Фонтанки. Историческая память переживших блокаду горожан не позволила реконструировать или снести неуклюжие конструктивистские формы тяговой подстанции. Поэтому довольно протяженный фронт застройки по Фонтанке скучноват и очевидно нуждается в улучшении. Надеюсь, со временем не лишенный очарования боковой фасад «Апартмент-отеля» можно будет продолжить и закрыть возникшую брешь вплоть до брандмауэрной стенки цирка Чинизелли.

 И, наконец, последнее.
Особенностью современной архитектуры, как известно, является то, что перед каждым автором всегда или почти всегда возникает соблазн абсолютной свободы в выборе тем, приемов и стилистических интенций. В привычных представлениях архитекторов прошлого (до прихода в конце XIX века эпохи модерна) европейская архитектурная практика складывалась из суммы накопленных исторических и художественных знаний, а также опыта, востребованного временем. Этот, на первый взгляд, упрощенный метод обладал существенными достоинствами, ибо он способствовал формированию национальных школ, стилевого единства, росту мастерства и обеспечивал в конечном итоге формирование не только единичных объектов, но и  зачастую громадных  ансамблей и инфраструктур, выдержанных в «правилах эпохи». Это наглядно продемонстрировал Петербург в XIX веке, Лондон и Париж в середине XVIII века и т.д. С наступлением эры промышленной революции творчество зодчего открылось соблазнам беспрецедентной свободы. Далеко не каждый смог устоять в условиях этой свободы. И лишь только подлинный Мастер в этом вихре кажущейся на самом деле свободы способен в своем творчестве создать гармоничное сооружение, где мудро соединяются  структурные очевидности, где есть место и творческой свободе, и вполне объективным ограничениям этой же  свободы. Таким мне представляется Ю.И. Земцов в лучших своих произведениях, в том числе и в сооружении, о котором шла речь здесь.

 

©  «Архитектурный Петербург», 2010 - 2018