Архитектурный Петербург
электронный бюллетень

Информационно-аналитический бюллетень

Союза архитекторов Санкт-Петербурга,

Объединения архитектурных мастерских Санкт-Петербурга,

Ассоциация СРО «Гильдия архитекторов и инженеров Петербурга»

Главная / Архив / 2013 / 01 / Архитектурная практика и ее осмысление – взаимодействующие творческие параллели

Теория и практика

Архитектурная практика и ее осмысление – взаимодействующие творческие параллели

Ю.И. Курбатов

почетный архитектор России, почетный гражданин г. Хошимина, доктор архитектуры, член-корреспондент РААСН, профессор СПбГАСУ

В XIX веке такие параллели были ярко выражены. Десятки талантливых архитекторов, десятки архитектуроведов и критиков. Их взаимодействие определяло высочайший уровень русской изящной архитектуры и ее культуры.

 Вместе с революцией 1917 года появилась новая парадигма формирования архитектуры. Ее утверждение происходило путем ярких споров противоборствующих группировок, основой каждой из которых были не только архитекторы и художники, но и примкнувшие к ним критики. И результаты, как мы знаем, были впечатляющими. Наш авангард обогатил мировую архитектуру.

 В 1930-х годах, после создания Союза Советских архитекторов, архитектура становится частью идеологической системы, и это, в известной мере, начинает тормозить развитие. И главная причина – замена полноценного осмысления результатов проектной практики – идеологией и ксенофобией. А продолжающийся творческий бег от «включения» наследия – к его «исключению» не приносит желанной стабильности в формировании архитектурной среды.

 Сегодня мы уже другая страна. Теперь все ее демократические институты и общественные организации, несмотря на экономические и хозяйственные трудности, могут уделить особое внимание не только качеству проектных работ и их реализации, но и качеству осмысления, оценки и прогнозированию развития. К сожалению, уместного и необходимого взаимодействия практики и теории пока в необходимом объеме не наблюдается. Причин такого негативного явления предостаточно.

 Может быть, это заблуждение архитекторов по поводу того, что теория может помешать выражению их творческих способностей. Но это совсем не так! Это не книга рецептов. Теория это метод – инструмент решения творческих задач, который может объединить интуицию и творческие фантазии с логикой, искусство с наукой.

 В то же время – недооценка труда тех архитекторов и архитектуроведов, которые занимаются осмыслением творческой практики, его оценкой и прогнозированием. Так, на одном из семинаров, посвященных новой архитектуре Санкт-Петербурга, один из элитных архитекторов заявил, что для него все архитекторы делятся на тех, кто рисует (т.е. проектирует), и тех, кто болтает (т.е. пишет о результатах своей аналитической деятельности). На это искреннее и честное высказывание нельзя было не обратить внимание. Предполагаю, что так думают многие. Главное для них творчество, а что об этом напишут – неважно. Сегодня напишут одно – завтра другое, только время может оценить истинную ценность архитектурной формы. Но главная задача архитектуроведа в другом – оценить тенденции, процесс развития, формировать вектор развития.

 Хочу при этом вспомнить – и это будет весьма уместно – работы нашего выдающегося ученого и мыслителя – академика Андрея Владимировича Иконникова. После блистательного окончания архитектурного факультета Академии художеств он успешно занимался практикой проектирования – и это был восходящий путь выдающегося архитектора. Тем не менее, осознавая особую значимость теории, он отдает все свои творческие силы именно этой особо значимой «параллели», сопровождающей архитектуру. И мы знаем, какое огромное воздействие на практику оказали его научные труды.

 Одна из серьезных причин – общее падение культуры. Авангард был задвинут на одну из полок истории, а лозунг нашего выдающегося конструктивиста А.С. Никольского об архидее – доминанте творческого процесса не востребован. Вектор развития, основанный на стремлении к упрощению, связанный с примитивной технологией, на некоторое время выдавил из архитекторов возможности и стимулы свободного авторского формо-образования.

 Архитектурная печать стала отражением общего падения культуры. Как правило, журнальные статьи предъявляют лишь обезличенную информацию. Мы не можем изъять из этой информации личный авторский комментарий к решению поставленных задач, мы не можем понять глубинного смысла той или иной работы. Как правило, предъявленные объекты – это «застывшая», но не музыка – а материально-техническая, гармонизованная структура, почти лишенная интеллектуального содержания и ее носителей – знаков и метафор.

 И еще. Общее неблагополучие в этой сфере усугубляется самоизоляцией зодчих. Эйфория по поводу собственных успехов, многочисленные награды в фестивалях зодчества и международных конкурсах приносят архитекторам нового поколения ощущение самодостаточности. Именно поэтому критика их деятельности не востребована. Зачем столь успешным зодчим критика? Кто лучше зодчих знает творческий процесс, его технологические аспекты? Мастера с полным основанием могут говорить о себе, о своих работах! В этом отношении – каждый сам себе и критик и историк. Но чаще, к сожалению, такие критики молчат. Глубинное содержание архитектурных форм остается до сих пор в закрытой зоне.

 На волне определенных успехов зодчим, а иногда и строителям кажется, что архитектурная форма – результат деятельности инвестора-заказчика, зодчего, строителя и эксперта. Между тем главная фундаментальная сила – гражданское общество. Активной и весьма авторитетной ячейкой гражданского общества выступает сегодня Всемирный клуб петербужцев. Смотри его публикации объектов современной архитектуры в Белой, Красной и Черной книгах.Именно гражданское общество разогревает культурный тигль, в котором варится архитектура. Напомню, что в этот тигль брошены достижения гуманитарных и точных наук, философии, математики, фрактальной геометрии. И гражданское общество вправе знать, как его интеллектуальные достижения находят отражения в архитектуре. К сожалению, общество не получает ответы архитекторов на свои иногда не вполне обозначенные вопросы.

 

©  «Архитектурный Петербург», 2010 - 2018